"Reasoning is the cognitive process of looking for reasons, beliefs, conclusions, actions or feelings."
Some things are worth keeping.

This site has become a collection of the more interesting ideas; poetry; and writing. It has also been an opportunity to learn some…

Hopefully, while you are here, you'll find something that entertains and perhaps even something that's thought provoking.

Monday, December 4, 2017

Quotes of the day.

...(on grief) ...
And you do come out of it, that’s true.
After a year, after five.
But you don’t come out of it like a train coming out of a tunnel, bursting through the downs into sunshine and that swift, rattling descent to the Channel; you come out of it as a gull comes out of an oil-slick.
You are tarred and feathered for life.”

― Julian Barnes, Flaubert's Parrot.

Thursday, June 15, 2017

Film Radiator (2014)

Why I wish I'd stopped trying to change my elderly parents:
Прекратите пытаться изменить своих пожилых родителей или пытаться заставить их делать то, что вы хотите.
/Том Браун/

Том Браун рассматривает семейные отношения и то, как они тестируются когда родители стареют.
Он рассказывает историю последних лет жизни его родителей.
"Мои отношения с родителями всегда были сложными.
Мои родители вызывали одновременно мое беспокойство и мое возмущение.
Они, похоже, не хотели моей помощи - они, конечно же, никогда не просили о помощи, но когда я время от времени бывал у них, я видел, что ситуация ухудшается.
Мой 85 - летний отец лежал на диване, неспособный даже добраться до ванной.
Он не мог заставить себя противостоять его хрупкости.
Он сдался.
И была моя мать, на 13 лет его моложе, но ослабевшая и доведенная до изнеможения постоянным уходом за ним.
Дом был холодный и запущенный, мышь бегала по кухне, крыша протекала, и все их реликты прошлого покрывала густая пыль.
Они перестали быть теми, кем были, и я не распознавал их прежних в этом хаосе.
Я приеду, накричу на них, возмущаясь состоянием их жизни...и уезжаю к себе.
Они больше не могли заботиться о себе, но они не хотели никого вмешивать в их жизнь.
Это казалось таким безответственным, эгоистичным.

Если бы я на мгновение подумал о них, как о посторонних мне людях, а не о моих родителях, я бы увидел их такими, какие они были: два пожилых профессионала, напуганные их утратой независимости и надвигающимися смертями.
Я бы мог просто посидеть с ними за бутылкой вина и несколькими забавными историями из моей жизни.
Все, что они хотели - это приятно провести время, насладиться обществом своего сына.
Динамика, на которой основывались наши отношения, осталась неизменной: они были родителями, а я был их мальчиком.

Их брак всегда был для меня загадкой и источником гнева.
Я ненавидел тот факт, что мой отец был так груб с моей матерью, и я ненавидел тот факт, что она терпела его.
Но эти отношения сложились задолго до моего появления в их жизни.
Их брак был основан на давно созданном пакте, который я никогда не мог понять.


Я полагаю, это было мое эго, которое было поставлено на карту.
Вам приятно думать, что вы несете ответственность за своих стареющих родителей, но оказывается, что это не так.
Я был отвергнут, когда они проигнорировали мой совет и отказались от моей помощи, но на самом деле они вели себя так, как вели себя всегда.
Конечно, мой отец не хотел страдать от унижения, когда его купает его сын. Я должен был это понять.
Мне виделось, что их жизнь могла бы быть намного проще, гораздо удобнее, если бы только они выслушали меня и позволили мне организовать их жизнь.
Теперь я знаю, что это была безуспешная попытка навязать им мои собственные стандарты образа жизни.
Их поколение с ужасом наблюдало за нашим образом жизни: как мы тратим £2.50 на кофе; обедаем не дома, а в ресторанах; выбрасываем, а не ремонтируем наше имущество.

Они пережили военные годы, и они ценили свои вещи, берегли то, что находили интересным или красивым: некролог, вырезанный из газеты; кусок красного дерева; поделку из кузнечного цеха.
Для них это была своеобразная красота, тогда как для меня это было просто барахло, которое нужно будет разобрать после их смерти.

Мы всегда думали, что мама переживет отца, потому что она была намного моложе, но именно она умерла сначала, внезапно.
Я признаюсь, что почувствовал облегчение - ей больше не придется заботиться о моем отце.
Это было так грустно. Ее жизнь могла быть частью жизни моих сыновей.
Ей было всего 73 года.
Папа умер несколько месяцев спустя.
Мне всегда казалось, что я лучше пойму своих родителей, когда буду разбирать их вещи после их смерти.
Это оказалось не так: все значимое было передо мной там, пока они были живы, но я был не в состоянии этого видеть.

Для меня фильм стал своего рода искуплением: размышлением о том, что я должен был сделать, или, точнее, то, чего я не должен был делать.
Мои родители не были способны к переменам.
Как жаль, что я не принял их такими, какими они были …с разговором за бутылкой красного вина и вкусной едой."
'via Blog this'

Friday, June 2, 2017

"He's withdrawing us from the world community."

https://www.instagram.com/markbittman/
"The President is withdrawing the United States from the Paris climate agreements, which is to say he's withdrawing us from the world community. (One might as well leave the UN.)
We now find ourselves in the position of preventing catastrophe and building the aspects of society that can stand independently of the federal government.
"Sustainable" has a new meaning. We are fighting to protect ourselves and others, to protect human life on earth.
Progressives believe that climate change must be fought hard, and now; we believe that part of our role as humans is to steward the earth and all of its creatures, not destroy them.
We must collaborate with every ally we can find, every defender of the environment, the species, and democracy, in order to avert catastrophe and ultimately stabilize and improve life on this planet.
The election, actually, did not change this at all: It just made it more clear."

Thursday, March 30, 2017

Lord Michael Heseltine. Thenford House. 2016.

Lord Michael Heseltine interview 2016: dog Kim, gardens & Thenford House - Tatler:
Thenford House, Arboretum & Gardens.

The Sculpture Garden: the one piece that gets most comments from visitors, unsurprisingly, is the socking great head of Lenin.
It was removed from a KGB building in Latvia soon after the collapse of the Soviet Empire. But what are several tons of Communist propaganda doing on a huge brick plinth in the garden of a Tory peer?
‘People forget that under Communism, the only Soviet patron was the state,’ says Lady Heseltine, ‘so all these artists had to channel their talent into pieces like this. When the Berlin Wall came down, I was worried that all these things would be destroyed so I was determined to rescue something.’

'via Blog this'

Monday, March 20, 2017

Antidepressants and the Placebo Effect

Antidepressants and the Placebo Effect:

'via Blog this'

Jeremy Paxman.

Despite the revelations in his memoir, Jeremy said he did not want to be portrayed as "poor little me".

He said: "There comes a point, about the age of 40, when you have to stop saying how you are is a consequence of how you were brought up.

"And particularly when you are 66, it is pathetic to say 'I am as I am because of things that happened in my childhood'."

Tuesday, March 7, 2017

Alice Neel. Collector of souls.

"Alice Neel (January 28, 1900 – October 13, 1984) was an American visual artist, who was particularly well known for oil painting and for her portraits depicting friends, family, lovers, poets, artists and strangers."

- Alice Neel:
“I have this overweening interest in humanity. Even if I’m not working I’m still analysing people.”

- Andrew Neel on ‘Alice Neel’ (Watch It Now FREE!) | IndieWire:
The American painter's troubled life fed into her disturbing, exhilarating portraits – of family, friends, artists and socialites.

- A Grandson Paints a Portrait of a Portraitist - The New York Times:
In November 1928, whilst living in the Bronx, Alice gave birth to her second child, a daughter, Isabella Lillian, who became known as Isabetta. It was around this time that problems appeared with regards Alice and Enrquez’s relationship. The couple had often planned to go to Paris but it had never happened. However, in May 1930 Enriquez, along with Isabetta, left America and travelled back to his parent’s home in Cuba. His idea was to leave his daughter with his parents whilst he returned to America, collected Alice and for them both to head off to France. Alice had agreed to the plan and had even sub-let their New York apartment and moved back in with her parents in Colwyn. She also found work at the art studio of her friends, Ethel Ashton and Rhoda Meyers. Everything seemed to be going to plan, but………

One sequence examines the mystery of Isabetta, who committed suicide in 1982, two years before her mother’s death.
They saw each other only three times after 1930; during the most extended visit, in 1934, Isabetta, then 6, posed naked for a portrait.
In the film her daughter, Cristina Lancella, a Cuban émigré who lives in Miami and has never met her uncles, complains bitterly about Isabetta’s abandonment.
Speaking of the portrait’s possibly damaging effect on her mother, she says: “I think it’s disgusting. I would never have my children naked like that.”

- Alice Neel. Part 1 – The early days | my daily art display:

- Alice Neel | Gemeentemuseum Den Haag:

- The weird world of Alice Neel | Art and design | The Guardian:

- https://www.nytimes.com/video/arts/1194817097801/a-portrait-of-a-painter.html

-